Скачать книгу в формате:

— Глава 11. Погоня —

В тот вечер я пришла домой поздно. Мама, не дождавшись меня, уже легла спать, и я проскользнула, как мышь, в свою комнату, чтобы ее не разбудить. Все вопросы завтра. Сегодня ночь была только моей. Еще долго я не могла уснуть. Это был самый потрясающий день в моей жизни, и мне хотелось продлить его как можно дольше. Теперь я поняла, что Дэвид нужен мне. Нужен больше всего на свете, чтобы дышать, чтобы жить! «Алекс, прости! Я столько сил отдала, чтобы помочь тебе, — шептала я, — но наша встреча была лишь одним звеном в той череде событий, которые привели меня к Дэвиду! Мы с ним  часть единого целого. Наша судьба была решена задолго до нашей встречи».

Но та боль, которую я причиню Алексу, разрывала мое сердце на части. Только вчера я сказала ему, что хочу быть с ним. Пусть это лишь эхо моих прежних чувств, но ведь они были! Как я могу теперь признаться, что это всего лишь ошибка?! Я дала ему надежду, а теперь готова просто уйти. Завтра он вернется в Питер, что мне ему сказать?

            Сейчас, когда Дэвида не было рядом, я снова впала в сомнения. Но теперь я сомневалась вовсе не в своих чувствах, теперь мне не давала покоя моя совесть. Я почти пообещала Алексу, что мы будем вместе. Он верит мне и ждет, что однажды я уеду с ним в Швецию. Боже, как все сложно в моей жизни! И еще Арес! В любую минуту, его появление может рассудить нас всех в его пользу. Скоро Ночь полной луны! И времени остается все меньше. Дэвид правильно сказал, что жизнь коротка. А мы тратим ее попусту на сомнения и угрызения совести. Нет двух ответов на поставленный мной вопрос. Есть либо Дэвид, либо Алекс, и я должна решить это для себя сейчас. Алекс, ему теперь ничто не угрожает. А со мной он будет постоянно в опасности. Будет лучше, если я уйду из его жизни. Да, я скажу ему это прямо завтра! Как только он приедет. На этом мои споры с самой собой закончились, потому что я коснулась подушки и тут же уснула...



— Саша, вставай! — мамин голос заставил меня проснуться.

Я открыла глаза и с удивлением уставилась на нее.

— Что случилось?

— Это я хочу спросить у тебя! Уже почти полдень. Ты никогда не спала так долго! Ты не больна?

Я взглянула на часы. Действительно, было без четверти двенадцать. Никогда я не позволяла себе так долго спать, даже если ложилась под утро.

— Нет, мам, все нормально. Просто, наверно, устала за неделю, — я поднялась с кровати, потирая глаза.

— Ты во сколько пришла? — спросила мама. — Я тебя даже не дождалась!

— Ну, где-то около половины второго, наверно. Точно не помню.

Конечно, я обманывала ее. Я прекрасно помнила, что было без пяти минут три, когда я повернула ключ в замке. Дэвид непременно хотел увидеть, как разводят мосты на Неве, поэтому мы так задержались. Мама укоризненно смотрела на меня.

— Мне уже почти двадцать, мам! — напомнила я ей. — Ты в мои годы уже была замужем.

— Да нет, я не упрекаю тебя ни в чем. Просто хочу знать, с кем ты все-таки была вчера?

— С Дэвидом, — я решила расставить все точки над «и».

— Так, а кто такой Дэвид? — казалось, она даже не удивилась. — Тот, кто приходил позавчера вечером за тобой? Ваш с Алексом знакомый?

— Да, — ответила я, смело глядя ей прямо в глаза.

— Хорошо, но кто он? Ты ничего о нем не говорила раньше?

Я поняла, в какой тупик зашел наш разговор. Рассказать ей о Дэвиде я не могла, а врать не хотела.

— Мам, — я подошла к ней и обняла, — можно я потом тебе все расскажу?

— Как с тобой трудно, Саша, — она вздохнула и встала. — Ладно, пойдем завтракать!

Мы долго сидели на кухне, болтая о всяких пустяках, но старательно обходя темы моих личных дел.

— Чем ты собираешься сегодня заняться? — спросила мама.

Я вспомнила, что вчера Дэвид просил меня отвести его в тот музей, где когда-то работал Свиридов. Он надеялся, что это поможет ему что-то понять. Поэтому я ответила:

— Мы идем сегодня в музей.

Мама округлила глаза.

— Мне казалось, сейчас уже не модно ходить с парнями по музеям?!

Я рассмеялась. Действительно, выглядело глупо.

— Нет, это особый музей. Дэвид увлекается историей востока, и хочет посмотреть некоторые экспонаты.  Кстати, ты тоже должна знать это место. Помнишь, когда–то в детстве, ты водила меня с собой в библиотеку, когда писала свою диссертацию? В ней и находится этот музей.

— Конечно. Но я не думала, что ты его запомнила.

— Еще бы, я провела там кучу времени, пока тебя ждала. Там еще был некий профессор. Теперь я знаю, что его звали Свиридов.

— Да, действительно, — мама была озадачена, — подумать только, он оказался прав!

— В чем? — я вытаращила на нее глаза.

Она встала и прошлась по кухне, обдумывая слова. Я напряженно ждала ее ответа. Наконец, она остановилась у окна и, повернувшись ко мне, сказала.

— Я хорошо запомнила тот случай, потому что он сильно удивил меня. Я хорошо знала профессора Свиридова. Он был очень талантливым ученым и искусствоведом. Во многом я консультировалась с ним, и это помогло мне хорошо защититься. Именно благодаря его протекции меня пригласили в Париж. Но твой отец сказал свое решительное «Нет», и это был конец моей даже не начавшейся карьере.

Она с досадой махнула рукой.

— Но сейчас речь не об этом. Мы нередко встречались с ним на протяжении всех этих лет. Однажды он позвал меня к себе в музей. Помню, он закрыл все двери. Это мне показалось странным. Он сказал: «Я хочу дать тебе одну вещицу. Но она не для тебя, а для твоей дочери». Ему всегда нравилось кормить тебя конфетами, — она улыбнулась чему-то своему, воспоминания на миг перенесли ее в прошлое. — Он дал мне какой-то камень, кажется, это был янтарь. Резная полупрозрачная фигурка, как сейчас помню. Он вложил мне ее в руку, и я удивилась тому, насколько она была теплой, как будто ее нагрели на солнце. Я хотела отказаться, мол, зачем он жертвует такой красивый экспонат ради маленькой девочки, которая даже не оценит подарок. Но он сказал мне: «Не отдавай ей камень сейчас. Просто сохрани и жди. Однажды твоя дочь сама придет к тебе и спросит обо мне. Эта вещь очень ценная. Она значит больше, чем все богатства мира!» Помню, меня очень удивили его слова. Мне даже показалось, что старик немного не в себе...

— Ты сохранила фигурку?!! — я не дала ей договорить.

— Ну да, она лежит с тех пор у меня в шкатулке с драгоценностями. Я подумала, а вдруг она и впрямь что-то стоит, — она пожала плечами, с удивлением глядя, как я возбужденно вскочила, чуть не разбив тарелку.

— Мама, покажи мне ее!

— Сейчас, а что в ней такого интересного? Просто камень.

Она пожала плечами и ушла в комнату, а я застыла посреди кухни. Мысли хороводом кружились в моей голове. Профессор знал с самого начала, что все это случиться, и поэтому подготовился! Он сделал так, чтобы в моей памяти не было ничего, что смогло бы нечаянно выдать эту тайну. Вот он, недостающий фрагмент, от которого теперь так много зависит. И он здесь, в моем доме, и всегда был рядом со мной! Просто лежал и дожидался своего часа. Мне еле удавалось справиться с волнением. Теперь я была под ударом, стоило Аресу появиться, и моя тайна будет раскрыта.

Вошла мама. В ее руках я увидела ту заветную вещицу, которая стала причиной стольких несчастий. Да, это была она. Одна из фигурок, которые я разглядывала давным-давно в музее Свиридова. Как сейчас помню те радужные тени, которые они отбрасывали под солнечными лучами. Я бережно взяла ее в руки. Она была удивительно теплой и мягкой, словно бархат. Был ли это янтарь, не знаю. Наверно, нет.

— Какой красивый! — я восторженно смотрела на камень, не в силах отвести глаз. — Теперь он мой?

— Конечно, — ответила мама, — ведь он подарил его тебе. Ты что-то знаешь о нем?

— Нет, просто мне он нравится, — соврала я.

Это был единственный выход, по-другому я не могла ей ответить, не рассказав всей истории с самого начала. А это было бы просто безумием.

— Давай повесим его на цепочку, тогда ты сможешь носить камень на шее, — предложила мама. Идея мне понравилась. Эта вещь теперь всегда должна быть со мной, что бы ни случилось! Мы нашли цепочку и продели ее в отверстие в камне. Получилась массивная, но очень красивая подвеска. Я одела ее на себя, и тепло камня приятно обожгло мою кожу. Фигурка была тяжелой, но еще тяжелей был груз ответственности, который лег теперь на мои плечи.

— Спасибо, что сохранила ее для меня! — поблагодарила я маму.

— Не за что, но мне почему-то было тревожно, — задумчиво сказала она, — как будто, он доверял мне какую-то очень важную тайну.

Я промолчала. Конечно, она была права. А мне теперь нужно было увидеть Дэвида и как можно скорей! Как его найти? Мобильного телефона у него не было. Как вообще можно жить без сотового?! Конечно, я знала, в какой гостинице он остановился, но я боялась теперь выходить из дому. Я вышла на балкон в надежде увидеть его машину, но ее не было в обычном месте. Может, с ним что-то случилось? Он вчера так плохо выглядел! Какая я эгоистка, надо было заставить его поехать к себе и отдохнуть.

У мамы где-то валялся старый телефонный справочник. Никогда не думала, что он мне понадобиться. Но теперь я лихорадочно рылась в нем, в поисках нужного мне номера. Вот он! Телефон ресепшена в гостинице Дэвида. Я спряталась в своей комнате и взяла в руки трубку.

Мне ответили быстро. Приветливый женский голос проговорил:

— Чем могу Вам помочь?

— В вашем отеле проживает Ивен Маркос, — хорошо, что я знала, как его зовут, — могу я с ним поговорить?

— Минуточку, — ответила она.

Повисла напряженная тишина. От нетерпения я начала барабанить пальцами по столу. Через несколько секунд она ответила:

— Соединяю!

Потянулись бесконечные гудки. Никто не брал трубку. Потом снова послышался голос девушки.

— Извините, в номере никто не отвечает.

— Вы не знаете, может, он ушел?

— Не знаю, ключ он не оставлял.

— Спасибо, — я повесила трубку.

Мне стало тревожно. Может, что-то случилось? Наверно, надо сходить туда и все выяснить. Я начала лихорадочно собираться. Снова вытащила из дальнего ящика свои джинсы, которые клятвенно обещала больше не носить. Не тот случай. Сегодня ничего не должно сковывать движений. Завязав волосы в узел, я лишь мимоходом взглянула в зеркало. Пойдет! Оставалось только надеть на ноги кроссовки.

— Мам, — крикнула я с порога, — когда приду, не знаю. Я позвоню тебе.

— Саша! — мама только и успела, что всплеснуть руками, но я уже захлопнула за собой дверь. И тут же спиной натолкнулась на кого-то. От неожиданности я вскрикнула и с ужасом в глазах отпрыгнула в сторону. Чьи-то руки поймали меня, и мне показалось, что я сейчас потеряю от страха сознание. Но руки были такие мягкие, что я невольно остановилась, медленно обернувшись. Это был Дэвид. У меня подкосились ноги, но он вовремя поддержал меня.

— Дэвид, ты меня напугал! — пролепетала я.

— Ты уже второй раз удивляешь меня своими фантастическими прыжками! — тихо засмеялся он.

Я вспоминала, как в первый день нашей встречи, очнувшись у костра в его хижине, я совершила свое олимпийское сальто. Значит, он все же видел его! Я залилась краской.

— Ну-ну, — продолжал он надо мной подшучивать, — я не знал, что ты так восхитительно краснеешь!

Я прижалась щекой к его груди, в объятьях Дэвида мне было так спокойно и тепло.

— Я собиралась искать тебя, — сказала я.

— Очень хорошо. Меня это радует! Даже немного жаль, что я тебя опередил, — он нежно прикоснулся губами к моим волосам. — Ты прекрасно выглядишь.

— Шутишь? — я подняла на него глаза, ожидая увидеть усмешку, но он был абсолютно серьезен.

 Дэвид стал спускаться по лестнице, я нерешительно последовала за ним.

— Нет, почему я должен шутить?

— Я выгляжу сегодня, как хиппи на пикнике!

Он засмеялся, видимо его позабавило мое сравнение. Сама не знаю, откуда возник такой странный образ. Я понятия не имела, как должны выглядеть хиппи, да еще на пикнике.

— Ты мне нравишься в любом виде. Хиппи, так хиппи, — он пожал плечами.

Сам Дэвид был одет сегодня по-другому. Белые полуспортивные штаны, сверху белая легкая куртка с широким капюшоном, небрежно отброшенным на плечи. Она была застегнута наполовину, и из-под нее виднелась темно-коричневая трикотажная рубашка. Этот белый костюм смотрелся на нем великолепно, оттеняя его смуглую кожу и подчеркивая уверенную осанку. Он был похож на арабского шейха. Я невольно загляделась.

— Ты так любишь белый цвет! — наконец проговорила я, любуясь на него с верхней ступеньки.

— Просто я долго жил на Ближнем Востоке. Привычка осталась! — ответил он.

— Тебе идет, — кивнула я, теперь мне было стыдно за свои потертые джинсы и футболку. Представляю, как ужасно все это выглядело со стороны! Он сразу почувствовал мою неуверенность, потому что снова поднялся на несколько ступенек выше и протянул руку.

— Пойдем, Саша, — сказал он, — одни твои глаза стоят больше, чем все самые лучшие одежды на свете!

Я стала спускаться, словно под гипнозом. Он привораживал меня к себе каждый раз, когда смотрел вот так, как сейчас. Именно поэтому я бросилась сегодня искать его, потому что даже на расстоянии он притягивал меня, словно магнит. И найденный янтарный фрагмент был лишь поводом, а не причиной.

Мы спустились вниз.

— Надеюсь, ты не оставил машину около подъезда?

— Нет, у вас во дворе сегодня совсем нет места, я бросил ее на улице. А почему ты спрашиваешь?

— Не хочу, чтобы мама видела. У нее будет шок.

— Почему?! — его брови взлетели вверх.

— Ну, просто, в нашей семье не привыкли ездить на таких дорогих автомобилях. Ты можешь считать это предрассудками, но меня всегда учили выбирать парней из своего круга.

— Ты хочешь сказать, что я человек не твоего круга? – моя реплика его еще больше развеселила. — Я много раз за свою жизнь слышал эти слова. Причем, они применялись ко мне в самых противоположных значениях. Но я не думал, что услышу это от тебя.

— Нет, ты не просто не моего круга… — смутилась я, — ты вообще настолько нереальный, что я сама с трудом верю, существуешь ли ты на самом деле.

Он озадачено смотрел на меня.

— Я ни слова не понял из того, что ты сказала. 

— Понимаешь, мне все время кажется, что ты вдруг исчезнешь, и я пойму, что ты мне просто приснился.

— Не дождешься! — он лукаво подмигнул мне, но потом серьезно спросил. — Откуда у тебя такие мысли?

— Назови это предчувствием.

— Перестань, — он рассмеялся, — здесь всеми предчувствиями заведую я!

Я тоже не смогла сдержать улыбку.

— Да уж, куда мне до тебя!

Погода сегодня была не очень. Солнце проглядывало сквозь рваные облака, иногда срывался дождь. Но я не замечала этого, мне было хорошо от того, что мы просто шли с Дэвидом, взявшись за руки. Рядом с ним я готова была пережить даже всемирный потоп. Когда мы сели в машину, он включил радио. Радостный голос диктора сообщил нам, что сегодня не ожидается улучшения погоды, так что, если мы не хотим промокнуть, лучше сидеть дома. Очень оптимистично!

— Ну, уж нет, — ответила я ей, — дождем нас не испугать!

— Ты просто не видела настоящих дождей, — усмехнулся Дэвид.

Мы уже выехали на проспект и влились в воскресный поток машин.

— Дожди в тропиках — это просто сплошная стена воды, от которой нельзя спрятаться под деревом, как у вас здесь.

— Дэвид, — возмутилась я. — Не думай, что я такая уж «темная». В двадцать первом веке не обязательно быть где-то самому, можно увидеть все по телевизору, в Интернете, на видео, наконец!

— Я тоже не такой уж «темный», — возразил он мне в тон. — Я прекрасно знаю, что в двадцать первом веке существуют телевизор, Интернет и видео. Но ты никогда не прочувствуешь всего этого, если не увидишь своими собственными глазами!

— Дэвид… — я замялась.

Мне вдруг пришел в голову один вопрос, о котором я не знала, как его спросить.

— Что?

В этот момент он ловко обогнал впереди идущий автомобиль, воспользовавшись его нерасторопностью на повороте. Это вызвало неудовольствие водителя, и он высказал в продолжительном гудке все, что думал о нас в данный момент. Дэвид сделал вид, что не заметил этого всплеска эмоций.

— Ты что-то хотела спросить, — напомнил он мне.

— Да, — проговорила я осторожно, — мне просто стало интересно, как ты решаешь вопрос с прогрессом?

— С прогрессом? — переспросил он удивленно.

— Ну да, ведь мир не стоит на месте, все вокруг развивается, появляются новые науки, технологии и прочее…— я замолчала.

— А, ты наверно имеешь в виду, как у меня дела с образованием?

Он рассмеялся. Я немного смутилась от его реакции. Но он все продолжал хохотать, не находя в себе сил успокоиться.

— Ты хочешь знать, учился ли я где-нибудь, кроме церковной школы в средние века?! – он старался взять себя в руки, но у него это плохо получалось. — Саша, почему ты так плохо обо мне думаешь?

Я пожалела, что вообще задала этот глупый вопрос. Похоже, Дэвид запомнит его надолго! Наконец, он все-таки смог успокоиться и серьезно проговорил.

— Нет, Саша, я слежу за прогрессом, — но улыбка снова скользнула по его лицу. — С некоторых пор мир, как ты правильно заметила, очень быстро развивается, и успеть за ним стало намного сложней. Поэтому мне не удается расслабляться, как раньше. Теперь я учусь почти каждую свою жизнь. Но, конечно, не так, как вы все. Вы гонитесь за дипломами и учеными степенями, я учусь в свое удовольствие. Иногда даже не заканчиваю учебных заведений, если понимаю, что больше ничего меня не интересует. Видишь, в моей жизни есть некоторые плюсы.

— Да уж, — пробормотала я, все еще чувствуя себя не в своей тарелке.

Я решила сменить неудачную тему.

— Дэвид, а ты когда-нибудь рождался женщиной?

Он как-то странно посмотрел на меня и ответил:

— Саша, твои вопросы сегодня просто застают меня врасплох!

— Но ты не ответил, — настаивала я.

— Нет, боже упаси!

Он сказал это так, как будто я предложила ему прыгнуть в реку с крокодилами. Я возмутилась:

— Что ты имеешь против женщин?!

— Против женщин — ничего, — он засмеялся, — но стать одной из них никогда не входило в мои планы. Понимаешь, наши две сущности невозможно объединить. Как ингредиенты, которые нельзя смешивать. Мы слишком разные. Поэтому, я думаю, родиться в теле женщины для меня было бы просто невозможно. Наверно, существует закон, если мне не разу не «посчастливилось» это на себе испытать.

— И неужели тебе никогда не хотелось понять, что представляют собой женщины изнутри? — я хитро прищурила глаза. — Ведь без этого твой опыт совсем не полный.

— Нет, — он пожал плечами, потом искоса посмотрел на меня и добавил. — Хотя, ты знаешь, я все-таки немного жалею. Может тогда я смог бы понять, что иногда твориться у тебя в голове!

— Дэвид!

Он засмеялся, примирительно подняв руку. В такие моменты он казался совсем мальчишкой, озорным и бесшабашным. Сердиться на него было просто невозможно!

— Ты хочешь сказать, что я часто делаю глупости?

— Я этого не говорил, — его глаза улыбались, хотя он старался придать своим словам серьезность.

Так мы ехали и болтали обо всем понемногу. Мне не хотелось касаться основной темы, ради которой я сегодня вышла из дома. Он расспрашивал меня о моих родителях. Я все больше удивлялась его интересу и, наконец, не выдержала.

— Почему ты спрашиваешь? Ведь ты не признаешь родственных уз?

— Я — да, но ты почему-то к ним привязана, — он состроил гримасу. — Я пытаюсь понять, почему.

— Это обычные человеческие отношения. У каждого должна быть семья. Неужели тебе никогда не хотелось, чтобы тебя окружали близкие люди.

— У меня уже есть брат. И ты с ним знакома, —  он с сарказмом усмехнулся. — Разве ты заметила между нами братскую любовь?

Я промолчала. Действительно, в его жизни все было не так, как у нормальных людей.

— Я просто хочу знать, почему ты не можешь уехать со мной? — Дэвид сделался серьезным.

— У меня университет, родители. Они желают мне добра, и я не могу просто так уехать, не сказав им ни слова, — ответила я.

— Сколько тебе лет, Саша?

— Девятнадцать.

— Девятнадцать?! Лет сто назад тебя бы уже считали безнадежной старой девой. А ты говоришь, что не можешь уехать от родителей.

— Дэвид! — я возмущенно развернулась к нему. — Ты что, считаешь меня старой девой?!!

— Успокойся, у меня от этого иммунитет. По сравнению со мной, ты в любом возрасте будешь оставаться юной. Но мне кажется, что ты давно имеешь право жить собственной жизнью!

— Мы живем по своим правилам, Дэвид, — ответила я, слегка сердясь, — и я не хочу их нарушать!

— Даже ради меня? — он спросил это без всяких эмоций, но было видно, что ответ на этот вопрос для него многое значил.

Я промолчала. Да, конечно я понимала, что эта тема обязательно всплывет, но я точно знала, если я скажу Дэвиду «да», то мне придется надолго, а может и навсегда покинуть своих родных! Он не был обычным человеком, и, принимая его, я должна буду принять и его необычную судьбу. Это было сложное решение.

Дэвид понял, что я не готова к ответу, и решил сменить тему. Он вдруг спросил.

— У тебя на шее цепочка. Раньше я ее не видел.

Как он все замечал?!!

— Да, я одела ее только сегодня, — ответила я. — Мама подарила.

— Очень трогательно.

— Ну, не совсем мама, — поправилась я. — Это подарок человека, которого уже нет. Можно сказать, это мое наследство.

Я потянула цепочку и вытащила из-под футболки янтарную подвеску.

— Посмотри!

В тот же миг я почувствовала, что автомобиль занесло. Хорошо, что я была пристегнута, иначе шишка на голове мне была бы обеспечена.

— Боже, Саша! — Дэвид судорожно вцепился в руль. На его лице отпечатался ужас. — Ты знаешь, что это?!!

— Да, знаю. Это недостающий фрагмент, который ищет Отступник. Он почти пятнадцать лет лежал у моей мамы в шкафу. Все, что случилось с нами, ДОЛЖНО было случиться. Все уже было заранее решено за нас. И ты был рожден защитить меня от  твоего брата. Чтобы я нашла этот камень, и Ключ смог вновь воссоединиться.

— Но кто станет его хозяином? Вот в чем вопрос, — проговорил Дэвид.

— Теперь это зависит от нас!

Он помолчал немного и искоса посмотрел на меня.

— Почему ты сразу не сказала? Ты все еще не доверяешь мне?

— Нет, Дэвид, мне просто хотелось чуть подольше побыть с тобой, не думая обо всех этих кошмарах. Хочешь, я отдам янтарь тебе? Ты отнесешь его Хранителям, и все кончится.

— Нет, — он решительно отверг мое предложение. — Я не оставлю тебя сейчас. Арес обязательно вернется, и я должен быть рядом. С камнем или без, но тебе все равно грозит опасность. Так что пусть он останется с тобой, по крайней мере, ты не будешь во мне сомневаться!

— Дэвид…— мне сейчас было стыдно за все то, что я вчера наговорила, — прости, я всегда верила тебе. Понимаешь... все эти видения так меня разозлили. Я просто глупая девчонка.

В это момент мы въехали на площадь, и Дэвид резким движением вырулил на стоянку, припарковавшись перед фонтаном.

— Мне нравиться, что ты ревнуешь.

Он развернулся ко мне всем телом, одной рукой отстегнув ремень безопасности. Я потянулась, чтобы отщелкнуть свой, но Дэвид опередил меня. Он перехватил мою руку, не дав этого сделать. Я оказалась пойманной, как птичка в сетях умелого птицелова.

Взгляд Дэвида вдруг стал серьезным.

— Саша… Я не такой, как другие люди вокруг тебя, — тихо проговорил он. — Моя жизнь никогда не была идеальной. Я несу за плечами огромный багаж всевозможных недостатков и пороков. Каждый раз, находясь рядом с тобой, я чувствую себя грязным и недостойным твоих чувств. И я пойму, если ты прогонишь меня. Я бы много отдал, чтобы забыть обо всем, что со мной было когда-то…

— Ты мне дорог таким, какой ты есть, — прошептала я в ответ, и это была правда.

Я подумала о том, что любовь на то и дана, чтобы прощать человеку все его недостатки, принимая его полностью, со всем его прошлым, каким бы противоречивым оно ни было.  

Дэвид наклонился ближе. Я снова почувствовала запах его туалетной воды. Он просто сводил меня с ума. Его губы было совсем рядом с моими, но Дэвид почему-то медлил.

— Можно я поцелую тебя? – наконец, проговорил он.

— Почему ты вдруг стал спрашивать? — выдохнула я.

— Ты же просила меня не торопиться.

— У нас слишком мало времени, — повторила я его недавние слова.

— Верно, — он закрыл глаза — очень мало!

Он коснулся губами моего виска, потом спустился к шее. Футболка во время движения слегка сползла, немного приоткрыв плечо. Дэвид провел по нему пальцами, и мне показалось, что я теряю сознание. Ремень безопасности сдавил мне грудь, а может это просто мои чувства стремились вырваться наружу. Дэвид прошептал:

 — Ты знаешь, сегодня ночью я долго не мог уснуть. Все думал о том, что ты мне сказала вчера про меня и моего брата. И я понял, что судьба сделала мне подарок. Хорошо, что мне осталась всего одна жизнь. Жить без тебя дальше я бы все равно не сумел.

Каждое его слово отдавалось эхом в моем сердце. Я знала, что хочу остаться с ним навсегда!

Дэвид поднял лицо и посмотрел мне в глаза.

— В тебе есть что-то необъяснимое, Саша, — он был серьезен, — и это не просто мое личное ощущение. В тебе есть какая-то сила, о которой ты, наверно, и сама не догадываешься. Она спрятана глубоко под слоем неуверенности и сомнений в самой себе. Но это лишь твое заблуждение. Ты способна на такие вещи, о которых даже не предполагаешь.

Он говорил все это почти шепотом, и это придавало его словам какой-то особый смысл.

— Помнишь твою последнюю встречу с Аресом. Ты смогла остановить его. Я заметил, как его испугало то, что он в тебе увидел. В тот момент, когда он думал, что победил, ты сумела просто закрыть свой разум для него. Это невозможно сделать обычному человеку!

— Что это значит? — его слова встревожили меня не на шутку.

— Не знаю, — ответил он, — я с самого начала говорил, что ты не похожа на других. Но до вчерашнего дня даже не представлял, насколько ты не похожа!

— Ты пугаешь меня, Дэвид.

Меня совсем не привлекала перспектива быть особенной именно в том смысле, о котором он мне говорил. Мне хотелось жить обычной жизнью и  не знать всех этих тайн. Но, похоже, об этом слишком поздно было думать. Что случилось, отменить было уже нельзя. Судьба вела нас своей дорогой, известной лишь ей одной.

Дэвид понимал мое состояние.

— Ты не должна бояться. Я помогу тебе с этим справиться.

— Обещаешь? – мне сразу стало легче.

Дэвид – единственный, кто по-настоящему мог понять меня. Ему не нужно было лишних слов и объяснений. Он видел в моих глазах все вопросы и отвечал на них, не дожидаясь, пока я их задам.

Но вдруг я почувствовала, как мороз пробежал по моей коже. Это могло означать только одно.

— Дэвид, он здесь! — прошептала я. — Совсем близко, я его чувствую.

Дэвид напрягся.

— Я знаю, — ответил он. — Едем!

Взвизгнув покрышками, наш автомобиль вылетел со стоянки, распугав гуляющие вокруг парочки. Я в панике ухватилась за ручку двери, хотя это было излишне — ремни крепко держали меня в кресле.

— Где он? — прокричала я.

— За нами, и он не отстает.

Мы мчались по широкому проспекту на огромной скорости. Впереди идущие автомобили уступали нам дорогу. Сначала я не поняла причину такого благородства, но вдруг мне стало понятно – Дэвид управлял ими. Однако это продлилось недолго. Арес быстро разгадал его замысел, и «вежливость» на дороге тут же прекратилась. Мы всеми правдами и неправдами продолжали ехать вперед. Но машин вокруг становилось все больше, и скоро нам пришлось почти совсем остановиться. Мы были в самом центре города. Ну почему именно сегодня всем приспичило выехать на улицы?!

— Как ты себя чувствуешь? — спросил Дэвид, пытаясь проскользнуть сквозь плотный поток. Ото всюду слышались проклятья водителей, но Дэвид упрямо ехал вперед.

— Холодно, — ответила я.

— Плохо!

Он сильней нажал на газ и, выехав на встречную, повернул в боковую улочку. Там было тесно, но зато машин почти не было. В зеркальце заднего обзора отразилось серое такси с шашечками на крыше, которое повторило наш маневр.

— Он за нами. В такси! — мне показалось, что я даже разглядела лицо Ареса.

— Он пока еще не достает до педалей, — зло прокомментировал Дэвид. — Мой брат слишком юн, чтобы самому управлять автомобилем!

— Ты сможешь уйти от него? — спросила я.

— Все зависит от того, кто за рулем такси. Похоже, он профи. Я думаю, Арес заранее позаботился об этом

Улочка закончилась, и мы снова оказались на оживленном проспекте. Началась гонка. Нарушая все мыслимые правила дорожного движения, Дэвид летел вперед, стараясь оторваться от преследовавшего нас такси. Но не тут-то было! Он словно прилип к нам и не отставал ни на метр.

Я чувствовала, как мои руки немеют — первый признак того, что Арес начал свое дело. Боковым зрением я заметила, как из подворотни на огромной скорости вылетел грузовик. Откуда он тут взялся? Въезд в центр такому виду транспорта был категорически запрещен. Еще мгновение, и мы столкнемся с ним.

— Дэвид! — я в ужасе закричала. — Грузовик!

Взвизгнули тормоза, на долю секунды мы задержались, но я почувствовала, что наш автомобиль опять набирает скорость.

— Что ты делаешь? — я схватилась левой рукой за руль, инстинктивно пытаясь уйти от неминуемого удара.

— Саша! Там ничего нет! — Дэвид на секунду повернулся ко мне, глядя мне в глаза. — Это Арес! Ты снова видишь свои страхи!

Дэвид резким движением отцепил мою руку от руля.

— Ты не должна бояться. Я контролирую дорогу!

Он говорил все это уверенным голосом, стараясь привести меня в чувство. Я оглянулась. Арес был уже рядом. Я видела его горящие злобным торжеством глаза.

— Он все знает, Дэвид!

Тот вместо ответа еще сильнее увеличил скорость. Мы вылетели на очередную площадь. Я увидела, как стая голубей взметнулась в воздух. Неужели это мы их так напугали? Нет! Впереди что-то произошло. Я услышала душераздирающий скрежет железа. На тротуаре закричала женщина, указывая на что-то впереди нас. И тут я тоже увидела это. На огромной скорости на нас летел черный джип, кувыркаясь в воздухе и подминая под себя все попадающиеся на его пути автомобили. Это было кошмарное зрелище. И мы неслись прямо на него.

— Дэвид!!! — снова закричала я и дернула руль.

— Саша, ты убьешь нас! — Дэвид выкрутил руль на место, и я увидела, что джип, чудом не зацепив нас, пролетел прямо над нашей головой.

— Ты что, не видишь его!

— Нет! Только ты одна видишь это! Постарайся понять. Ты должна сопротивляться ему.

— Дэвид, сделай что-нибудь, — паника овладела мной.

— Дай мне сосредоточиться! — он сурово взглянул на меня. Это немного меня отрезвило. Я повернулась назад, такси мчалась по пятам. Но вдруг шофер сделал резкое движение влево и вылетел на встречную полосу, чуть не столкнувшись с автобусом. Видно было, что его лицо исказилось от страха.

— Дэвид, это ты? — я поняла, что он тоже включился в эту дьявольскую игру. На кону были сейчас наши жизни: моя, Дэвида, Ареса и даже шофера, не понятно как оказавшегося в ненужном месте в ненужное время. — Ты убьешь его! Он ни в чем не виноват.

— Я знаю, но у меня нет выбора! — Дэвид снова перестроился, и теперь мы неслись по правому ряду вдоль забора, отделявшего нас от тротуара. Впереди на светофоре стояла молодая девушка с коляской. Для нее горел красный, но я заметила, что она сделала шаг вперед, оказавшись прямо у нас на пути!

— Дэвид! — снова истерично завопила я. — Там ребенок! Я закрыла лицо руками. Тут же я почувствовала, как автомобиль подался влево, еле проскользнув между двух машин. Девушка с коляской осталась невредима.

— Ты видел ее? — облегченно выдохнула я.

— Нет, но ты так истошно кричала, что я понял, что должен тебе подыграть! Иначе ты бы назвала меня убийцей!

Он тяжело дышал. На лбу у него выступили капли пота. Эта адская гонка отнимала у Дэвида все силы.

— Ты должна мне доверять! — устало сказал он. — Если ты не поможешь, я не справлюсь один.

— Что я должна делать?! — я была готова оказать любую помощь.

— Не поддавайся панике. Ты сама накручиваешь свое воображение. Помнишь, как тогда со львами. Сейчас это точно так же. Думай лучше о чем-нибудь приятном!

Легко сказать! Думать о приятном, несясь по воскресному Питеру на огромной скорости!

— Просто доверься мне, и тогда ты не будешь рисовать себе все эти страшные картины. Я никогда не причиню тебе вреда!

— Я верю тебе, Дэвид! Потому что я люблю тебя!

Именно сейчас эти простые слова приобрели свой главный смысл. Я хотела, чтобы он знал о моих чувствах, что бы ни случилось с нами дальше!

— Ради этого стоит жить! — серьезно ответил Дэвид и выкрутил руль вправо, свернув на перекрестке в примыкающую к проспекту улицу. Нас немного занесло, жалобно завизжали покрышки по асфальту. Водитель такси, не ожидая от нас такого резкого поворота, замешкался. Это дало нам несколько десятков метров форы. Но тут Дэвид резко затормозил, развернув машину поперек дороги.

— Мы не можем так бесконечно убегать, — он был настроен решительно.

Дэвид положил руку на лобовое стекло, как будто пытался уловить, какие-то невидимые глазу колебания и застыл, глядя на приближавшееся такси. Еще чуть-чуть и оно будет рядом с нами. «Что задумал Дэвид? — лихорадочно соображала я. — Ведь Аресу только того и надо, чтобы мы остановились!» Взвизгнули тормоза, и такси остановилось буквально в паре метров от нас. Я едва успела перевести дыхание. Еще секунда, и шофер выскочил из машины. Даже не закрыв за собой дверь, он бросился бежать прочь. Лицо его было перекошено от страха. Что он увидел, навсегда останется для меня тайной!

— Арес должен был знать, что он всего лишь обычный человек! — глаза Дэвида горели злобой.

— Что он будет теперь делать? — спросила я.

— Поедет за нами! Он ни за что не отстанет. Ему нужен твой камень!

В подтверждение его слов Арес переместился с пассажирского сиденья на водительское. Резко хлопнула дверь такси, заставив меня подпрыгнуть. Мы сидели лицом к лицу, Арес был в бешенстве.

— Теперь поглядим, кто кого! — прошипел Дэвид, и мне стало страшно от того, сколько

ненависти в его голосе.

Он сдал назад, развернувшись почти на месте. Но Арес уже набирал скорость. Его положение было сейчас выигрышным. Я почувствовала удар сзади. Наш автомобиль занесло, но Дэвид все же сумел справиться с управлением. Снова началась гонка, но теперь Дэвид уже не мог манипулировать водителем. Хотя у Ареса тоже был большой минус. Его малый рост не позволял ему в полной мере контролировать ситуацию.

Со стороны это выглядело просто шокирующе — ребенок за рулем летит на большой скорости по людной улице. Встречные водители шарахались от него в разные стороны, оставляя вмятины на боках друг у друга. Сколько же ДТП сегодня произошло по нашей вине?!! Слава богу, что не было серьезных! Мы двигались в сторону набережной. Я знала, что там впереди дорога упирается в улицу, идущую вдоль Невы.

— Дэвид, осторожней, там впереди резкий поворот, — предупредила я.

— Это хорошо! — ответил он.

— Ничего хорошего — дорога слишком узкая, придется поворачивать почти на 90 градусов. У тебя очень большая скорость!

Дэвид ничего не ответил, он был сосредоточен.

Я вытянула руки перед собой, готовясь принять резкий удар. Вот уже показалась Нева впереди. Через секунду мы будем на перекрестке. Я глянула в зеркальце заднего обзора, Арес был уже совсем близко.

— Держись, — крикнул Дэвид, и я почувствовала, как меня вдавило в кресло.

Дальше все случилось очень быстро. Помню лишь визг тормозов и запах горелой резины. Вылетев на пешеходную дорожку, мы еле-еле вписались в этот поворот, но чудом избежали столкновения с оградой. К счастью, в этот момент на тротуаре не было людей, иначе все могло кончиться очень плохо! Проехав немного, Дэвид остановился. Я не поняла, почему. Я оглянулась назад, но такси не было на дороге.

— Где он? — прошептала я, понимая, что что-то произошло.

Он не ответил, просто вылез из машины и пошел назад.

Я дрожащими руками отцепила  ремень безопасности. У меня это получилось не сразу, онемевшие пальцы не хотели слушаться. Ступив на ноги, я поняла, что ходить могу тоже с трудом. Арес выжал из меня все соки. Но я сделала над собой усилие и неуклюже побежала вслед за Дэвидом. Он уже стоял на перекрестке. Изгородь, отделявшая тротуар от нижней террасы набережной, была полностью снесена. Мощный удар разворотил металлические прутья, и можно было только догадываться, что чувствовал водитель машины, который испытал на себе всю силу этого столкновения. Я знала, кто был этим водителем! Серое такси лежало сейчас на пристани, смятое, как выброшенная пачка сигарет. Подбегали люди. Автомобилисты и просто прохожие пытались открыть передние двери. Наконец, им это удалось.

— Здесь ребенок, — закричал кто-то. — Это мальчик. Он мертв!

— Какой ужас! — пронеслось над толпой.

Я отвернулась, чтобы не видеть искореженной машины. Резкий спазм сжал мой желудок. Да, я понимала, что это Арес и что он ни за что не пожалел бы нас, но его гибель все равно потрясла меня до глубины души. За всю свою жизнь я только два раза сталкивалась с чьей-то смертью, это было, когда мы хоронили родителей отца, сначала бабушку, а потом дедушку. И трагедия, свидетелями которой мы сейчас стали, произвела на меня очень сильное впечатление! В какой-то мере мы стали ее виновниками. Но у Дэвида просто не было выбора. Или он нас или мы его! Я посмотрела на него, выглядел он ужасно. Дэвид привалился к ограде и закрыл лицо рукой. Я опустилась на колени рядом с ним и прошептала:

— Все хорошо, ты справился.

— Саша, он все же был мне братом! — с тоской в голосе проговорил он.

— Да, но он знал, что это случиться. У тебя не было другого выхода. Он сам выбрал свою судьбу.

Я нежно перебирала его мягкие волосы. Мне хотелось взять на себя часть его трагедии, чтобы облегчить его душу. Ради него я готова была на все!

— Мы должны идти! — наконец проговорил он устало и тяжело поднялся на ноги. Я взяла его за руку, и мы медленно побрели к машине, не участвуя в общей суете. С воем подъехала скорая, замелькали белые халаты. Здесь нам больше нечего было делать.

— Нам нужно остаться. Ведь мы свидетели ДТП, —  с сомнением сказала я.

— И что ты хочешь им рассказать? — ответил он. — Что одиннадцатилетний мальчик гонялся за нами по городу, чтобы убить? Это смешно.

— Но тебя будут искать. Много народу видело нас здесь. Думаешь, они не запомнят твою машину? Дэвид, я не хочу, чтобы у тебя были проблемы!

— Никто не видел нас. Не волнуйся об этом, — он устало рухнул в водительское кресло.